Press "Enter" to skip to content

Судьба давыдовских вотчинников

Уважаемые читатели! Сегодня мы продолжаем рубрику «Прошлое в документах». Краевед Надежда Александровна Дубровина предлагает вашему вниманию рассказ об истории села Давыдовского.

Старинное село Давыдовское устроилось при слиянии Пекши и ее притока Мурмоги (в старину ее называли то Мурнога, то Мурмоча). Окружают его столь же древние поселения Литвиново, Прокудино, Забелино, Ильинское. Села, как люди, различаются именем, возрастом и характером. Стабильность, патриархальность – в характере нашего села. Веками здесь жизнь шла сама по себе, самая обычная жизнь. Выстояло Давыдовское во всех бедах, не разорилось, не стало пустошью. Три века принадлежало одному роду вотчинников. Даже состав прихода села на редкость был стабилен. В нем несколько веков неизменно числились: Марьино, Отяево, Лычево.

О названии села

Об истории Давыдовского краеведы писали много. Мой материал о селе был собран несколько лет назад. Но не находился ответ на главный вопрос: почему село так называется? Оказалось, сел с таким названием довольно много в стране. И название это, как мне кажется, связано с именем Святого Давида. Давид – христианское имя. Святых с этим именем несколько: имя псалмопевца благоверного Давида, царя Израиля, который 40 лет пророчествовал о появлении Бога. Это также имя мученика преподобного Давида Солунского. В пантеоне святых есть имя русского князя, благоверного Глеба, Страстотерпца, крещенного Давидом. Без экскурса в нашу далекую историю не обойтись.

После принятия христианства в 988 году, Русь медленно расставалась с язычеством через появление разных условностей, ставших позже традициями. Эти традиции касались, в том числе, утверждения имен христианских. Начиналось это в княжеских и боярских семьях: младенцу при крещении стали давать христианское имя. Так у наших предков появилось два имени: светское (привычное) и христианское – полученное при крещении. Уже в ХI веке известны имена князей Киевских, Смоленских, Муромских, крещенных как Давид. Одним из первых это имя получил сын Киевского князя Владимира I Крестителя – Глеб, убитый в 1015 г. Святополком Окаянным. Глеб – имя светское, а крещен княжич был Давидом. Позднее, в ХII веке, когда древние, языческие имена отмирали, имя Давид стало и светским. И вскоре такое имя уже носили многие знаменитые русские. Появились на Руси иконы Святого Давида. Стали и храмы ставить во имя святого Давида.

Во Владимирском крае в нескольких уездах селения до сих пор называются Давыдовское. Думаю, что всех их связывает одно: в них когда-то был храм, либо придел в храме, в честь святого Давида. На Руси со временем это имя стали произносить как Давыд. Возможно, в древности такая церковь и в селе Давыдовском стояла. И этот факт наводит на мысль, что село Давыдовское, возможно, родом из средневековья.

 

Об Отяевых в XVI веке

Давыдовское, по сведениям справочника о Владимирских церквях и приходах, принадлежало вотчинникам Отяевым до середины ХVIII в., а в ХIХ веке – Ильиным. Это не совсем так. Отяевы владели селом до середины ХIХ века, а затем имение ненадолго перешло Ильиным, родственникам Отяевых. Давыдовское во владении Отяева относят к 1628 г. Отяевы (в старину писали Атяевы) происходят от московского тысяцкого А.П. Хвоста. Тысяцкий – это начальник земских полков на Руси. Мы бы теперь эту должность назвали как управитель столицы, градоначальник. Род Отяевых не был ни знатным, ни прославленным. Но вот сам родоначальник был человеком известным.

После трагической смерти в 1357 г. Алексея Петровича Хвоста, его сын, а потом и внук еще занимали должность московского тысяцкого. А в середине ХV в. его наследников вытеснили из среды московских бояр. От правнука А.П. Хвоста – Федора Борисовича Хвостова, прозванного Отяем, и пошли наши вотчинники, которые уже служили не в Москве, а при дворе можайских удельных князей. Биография «наших» Отяевых у меня сложилась из большого числа найденных документов. Первое упоминание Отяевых на владимирской земле встречается в 1547 – 1553 гг., когда Степан Тимофеевич Отяев описывал монастырские земли в Суздале, где и получил имение. А еще раньше – в 1543 году – Степан Тимофеевич был воеводой Большого полка на литовской границе. В это время Отяевы уже владели деревней Марьино. Получается, Отяевы нашими вотчинниками были уже в конце ХVI в. А затем здесь появилось и поселение Отяево (позднее Отяевка).

Поначалу род Отяевых в каждом колене имел по нескольку сыновей. Но мужчины Отяевы часто были либо бездетными, либо имели только дочерей. Да и воевали наши вотчинники много, оставляя на поле брани неженатых мужчин. И к концу XVI века в роду Отяевых осталось всего трое мужчин. Прямой предок наших вотчинников Федор Иванович Отяев, прозваный Зубатым, упоминается в 1550 г. По Указу Ивана Грозного для службы при царском дворе были отобраны числом чуть более 1000 дворян. Их стали называть тысячники. Учет этих служилых людей вели в особом документе – в Тысячной книге: «Въ ней писаны бояря и диаки да князи и дети боярские, и приказные люди Московския земли». В Тысячной книге наш вотчинник записан как «Зубатой Ивановъ сын Атяева». Тысячников набирали по разным уездам из числа тех, кто не имел московских поместий. А за усердную службу их наделяли поместьями близ Москвы. Тысячники стали основой московского дворянства – нового управленческого класса.

Федор Отяев-Зубатый сделал военную карьеру. Он был наместником в Красном в 1567 – 1568 гг. Красный тогда был пограничным городом близ Смоленска. В конце жизни Федор Отяев жил на владимирской земле. Он сделал вклад «на помин души» в Данилов монастырь г. Переславль-Залесского и жил в монастырской слободе. Умер наш вотчинник там же после 1582 г. Федор Иванович за службу получил имение не только в Подмосковье, но и в Торжке – старинном городе Тверской губернии.

Его родной дядя Семен Отяев служил воеводой в Брянске, а весной 1598 г. был направлен на службу в Серпухов: «А во 106-мъ году (т.е. 7106 г. от сотворения мира или 1598 г. от Рождества Христова) майя воевода Михайла Михайловъ сынъ Салтыковъ да голова Семенъ Атяевъ взяты въ Серпуховъ». Напомню, чем известен этот год в России.

В январе 1598 г. умер царь Федор – сын Ивана Грозного, последний Рюрикович на Российском троне. Федор Иванович не оставил ни наследника, ни завещания. Стране требовался новый государь. Поэтому, как пишет московский летописец: «бояре и все воинство и всего царствия Московского всякие люди от всехъ градовъ и весей збираху людей и посылаху к Москве на избрание царское». Избирать царя должен был Земский Собор. Боярская Дума составила «Утвержденную грамоту», которую должны были подписать избранные от всех городов и весей представители духовенства и знати. И впервые на Соборе должны были участвовать в выборах «служилые люди», т.е. дворяне и дети боярские. Списки собирали несколько месяцев. Для скорости подписания этой Грамоты ездить по разным городам не стали. Привлекли служилых людей, имевших поместья в разных уездах страны, но служивших в Москве, либо в Московском уезде, либо в ближних к столице городах. В списке «подписантов» Утвержденной грамоты от служилых людей есть и «Голова Атяев». (Голова – это военно-административная должность).

Получается, что Семен Отяев, родной дядя нашего вотчинника, выбирал когда-то в цари Бориса Годунова.

 

XVII в. Отяевы в Смуту

Федор Иванович Отяев – Зубытый имел двух сыновей: Федора и Петра, которые унаследовали имения в Торжке и на Владимирской земле. Оба сына к началу ХVII века упоминаются как московские дворяне. В 1603 г. старший сын Зубатого – Федор Федорович – владел «пустошью Марьиной, что была прежде селомъ на реке на Пекше». Он числится владельцем Марьино до 1636 г. Федор Федорович был человеком бездетным. Поэтому имение досталось его племяннику – сыну его младшего брата Петра Федоровича.

А сам Петр Федорович упоминается третейским судьей в 1603 – 1604 гг. История Петра Федоровича характерна для дворянина смутного времени. А Смута на Руси сопровождалась не только войной, голодом, частой сменой власти. Страшна была смута в умах людей, особенно у знатных, влиятельных мужей. Люди метались между московским правительством и разными «царями». Историк Н. Костомаров об этом времени писал: «Дворяне и дети боярские не сознавали, куда им по справедливости пристать, потому что не чувствовали ни на какой стороне правды». А какой стороне служил наш вотчинник?

Сохранилась грамота за 14 октября 1610 г. о пожаловании Петру Федоровичу Отяеву поместья в Арзамасском уезде. С первых слов этой грамоты становится ясно, кому служил Отяев: «Отъ царя и великого князя Дмитрея Ивановича всеа Русии…» Но в России, как известно, не было такого царя. Этим именем назывался очередной мошенник Лжедмитрий. Из этой же грамоты узнаем и должность Отяева у этого «царя»: «…Били намъ челомъ спальникъ нашъ Петръ Федоровичъ Атяевъ…». Заканчивалась Грамота указанием адреса «царского Двора»: «Писана въ нашей отчине въ Колуге». Каждый школьник знает, что в Калуге располагался лагерь очередного Лжедмитрия.

Служил наш вотчинник в отряде Андрея Просовецкого. Историки называют этот отряд «бродячей шайкой казаков». Сам Просовецкий служил Лжедмитрию II, а после его смерти поменял убеждения. Воевал уже против поляков в Александровой слободе, в Переславле-Залесском.

В 1612 г. казацкий атаман Петр Отяев был отправлен на Соловки. С каким поручением он ездил в монастырь, выяснить не удалось. Но, вероятно, задание исходило от Ополчения, к которому, в конце-концов, примкнул наш вотчинник. Доказательством его службы уже в интересах страны служит следующий документ: «Въ прошломъ 124 году (т.е. в 1616 г.) апреля въ 23 день дано Петру Атяеву на Кинешме поместье…». Но Петру Федоровичу не повезло с пожалованием в Кинешме. Он получил поместье погибшего на службе под Смоленском бездетного дворянина Шушерина. Но уже в 1617 г. у Шушерина отыскался родственник. И это поместье «по боярскому приговору взято у Петра Атяева…». К этому времени аукнется нашему вотчиннику история с пожалованием имения Лжедмитрием.

По указу царя Михаила Федоровича, избранного в 1613 году, были пересмотрены все пожалования в Смуту. В том указе был раздел: «всякихъ людей, кто вору крестъ целовалъ, и которымъ людемъ даваны вотчины отъ вора в Тушине и в Колуге… И у тех вотчину отписать на Государя, и вотчинные грамоты у нихъ имать и привезти къ Москве». Так наш вотчинник лишился и арзамасского поместья. Бывший казацкий атаман Петр Федорович Отяев удалился в Соловецкий монастырь. На каких условиях он там жил, неизвестно. Но известно, что там он и был похоронен. Интересно, что на могиле была сделана надпись: «Петр Атяев, атаман разбойников».

Продолжение следует.
Н. Дубровина, газета “Голос кольчугинца” “44 от 04.11.2020

 

Читайте нас в социальных сетях
Голос Кольчугинца
Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС 77 – 74570 от 24 декабря 2018 г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Голос кольчугинца».
Главный редактор: Сашина Ольга Владимировна.
Контакты редакции: Телефон: +7 (49245) 2-27-48, 2-31-48. Адрес электронной почты: golos2009@yandex.ru
12+
Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя ООО «Голос кольчугинца» и со ссылкой на сайт «http://goloskolchugintsa.ru/» (для Интернет-ресурсов активная индексируемая гиперссылка на сайт http://goloskolchugintsa.ru/ обязательна). © ООО «Голос кольчугинца»