Press "Enter" to skip to content

Здесь тайное становится явным. Путешествие по Испытательному центру

В 1939 году кабельное производство завода имени С. Орджоникидзе было выделено в самостоятельное предприятие. В нынешнем году заводу «Электрокабель» исполняется 80 лет. Свой юбилей АО «ЭКЗ» будет торжественно отмечать в начале июля, и к этому времени редакция «ГК» собирается опубликовать серию статей об этом предприятии. Попробуем удивить вас, уважаемые читатели, необычными моментами производства и чудесами современных технологий.

Часть 1.
Наука идёт по следу

«След» и исследователи

Лаборант химического анализа Ольга Пашина работает с термостатом

Как вы думаете, за счёт чего завод «Электрокабель» из скромного предприятия смог стать одним из лидеров отечественной кабельной промышленности? Совсем не тайна, что одной из причин такого успеха было высокое качество продукции с маркой «ЭКЗ». А секрет высокого качества кроется прежде всего в использовании качественных материалов для производства своей продукции.

Поэтому первой «жертвой» нашего интереса стал Испытательный центр завода. Именно здесь отделяют качественное сырьё для кабельного производства от того, что будет возвращено поставщикам.

Вы видели сериал «След», что идёт по «5 каналу»? Они ещё трижды «ТЭФИ» получали. Самый длинный российский сериал. Больше 2200 серий! Неужели не помните? Ну, там ФЭС (специально придуманная Федеральная Экспертная Служба) как в «Следствие ведут ЗнаТоКи» каждую серию новое преступление раскрывает. Красивый такой офис у этой ФЭС. Работа дизайнеров сразу видна. И оборудование для исследований – на любой вкус. Там ещё Ольга Копосова начальницу играет. Строгая такая красавица со следами былого и дум на лице. Слуга царю, маман солдатам. Ну? Вспоминаете? Ну, вот! Невозможно такое не заметить. Минимум серию (пусть даже по недоразумению), но каждый посмотрел.

Так причём здесь сериал? А вот как вошёл я в Испытательный центр завода «Электрокабель», так он мне и вспомнился. Дизайн, конечно, поскромнее. Без евроремонта. Но приборов самого неожиданного назначения не счесть. И сотрудники, как в сериале. Все – серьёзно-сосредоточенные. Ощущение такое, что даже когда шутят, в голове какие-то расчёты производят. А главное, все озабочены одним: выявлением тайного. Вся разница в том, что киношная ФЭС расследует уже свершившиеся преступления, а Испытательный центр ЭКЗ ищет отклонения в качестве поступающих материалов, по сути, предотвращает производство брака, который, кстати, вполне может привести и к реальному преступлению. В общем, и там, и тут наука борется с криминалом, своими методами раскрывая тайны сокрытого.

«Юпитер» чуть не рассердился

STA 449 F1 Jupiter

Пока сопровождающая меня в этом путешествии начальник заводского Управления по общим вопросам и взаимодействию со СМИ Наталья Пфаненштиль искала представителя руководства центра, который всё объяснит и покажет, я заглянул в ближайшую комнату. Там никого не оказалось, но в загадочном приборе, напоминавшем гибрид кухонного комбайна с микроволновкой, явно что-то происходило. Об этом свидетельствовал и стоящий рядом экран монитора, где рисовались какие-то графики.

Дверь в комнату я, разумеется, закрывать не стал. Подумал: будут искать, скорее найдут. Ну, не шпион же я иностранный, чтобы прятаться! И тут же выяснилось, что я чуть не совершил этим поступком «преступление», поставив под угрозу чистоту шедшего в глубинах прибора эксперимента.

К счастью, этого не случилось, потому что вовремя появилась хозяйка кабинета – лаборант мехиспытаний Ирина Тяжелова. Она-то и пояснила, что загадочный агрегат называется STA 449 F1 Jupiter, и служит он для синхронного термического анализа. Если по-простому, то берётся образец пластиката, закладывается в прибор и там… сжигается. Температура доходит до 950 градусов. Магма, извергаемая из вулкана, примерно такую же имеет. Латунь при ней начинает плавиться. А исследовавшийся на тот момент пластикат просто сгорает.

Делают из пластиката изоляцию для кабелей. Состоит этот материал из массы разных химических соединений. Температура в приборе повышается постепенно, разные соединения испаряются в разное время, и образец постепенно теряет свой вес. А весы «Юпитера» очень точные. У них разрешение – 0,1 микрограмма! Микрограмм, заметьте, это одна миллионная (!) часть грамма. Это даже не аптекарская точность, а сверхаптекарская. И всё отражается на графике, который подсоединённый к «Юпитеру» компьютер исправно чертит на мониторе. А этот «узор» тщательно сравнивается с эталонным графиком.

– Чем быстрее теряет вес при сжигании, тем горючее материал. А вам это не нужно. Значит, когда новый график идёт ниже эталонного, это хорошо, а выше – плохо? – пытаюсь я наугад разобраться в ситуации.
– Нет, – качает головой Ирина Евгеньевна.
– Значит, когда выше – хорошо, а ниже – плохо?
– Тоже нет, – улыбается она. – Любое отклонение от графика – это плохо.
– А почему? – удивленно хлопаю глазами.
– А потому! Любое отклонение от стандартного графика значит, что поставщик поменял состав пластиката. И мы уже понятия не имеем, как поведёт себя этот материал в различных условиях. Мало ли какие проблемы у него потом возникнут? А это, конечно, отразится на качестве наших кабелей. Поэтому партию пластиката, не прошедшую испытания, мы просто возвращаем поставщику. И, кстати, наш «Юпитер» – прибор достаточно чувствительный. Под ним даже стол антивибрационный. При исследовании температура и влажность в комнате должна быть неизменной. А Вы здесь дверь распахнутой оставили…

От нравственных страданий по поводу моего «преступления» меня спасло появление моих гидов.

Горит, а не должен

Заместитель начальника Испытательного центра Алексей Супагин

Заместитель начальника испытательного центра Алексей Супагин мне тут же напомнил заместителя главы ФЭС майора Круглова. Конечно, по габаритам и усатости Алексей Анатольевич несколько уступает артисту Владимиру Ташлыкову, но вот взгляд проницательных синих глаз очень похож. И уважительное, доброжелательное отношение к людям сразу заметно. И профессионализм.

Мы проходим в большой зал – царство колбочек и пробирочек.

Две работницы центра в голубых халатах проводят эксперимент в ещё одном загадочном приборе. Высокая и широкая стеклянная колба, установленная на красный металлический ящик с ручками регулировки. Ящик напоминает современную электроплитку. Внутри колбы на каких-то стержнях укреплён образец пластиката. И он горит!

– А вот гореть не должно, – объясняет инженер Испытательного центра Светлана Лапшина двум молодым парням, которые, как выяснилось, представляют здесь фирму-поставщика.

Инженеры Испытательного центра Светлана Лапшина и Ирина Бодрова исследуют пластикат на горючесть

В колбу подаётся смесь кислорода и азота в определённой пропорции. При попытке поджога пластикат гореть не должен. Этот горит. А, значит, сделанный из него кабель будет опасен при прокладке в квартире или, например, в торговом центре. Тайное стало явным! Преступники изобличены! Это, конечно, шутка. Но учитывая количество пожаров, произошедших из-за некачественных электрических кабелей, в ней очень малая доля шутки.

Не повезло ребятам. Партию теперь им вернут. Материал не прошёл проверку на горючесть.

Центрифуга – как символ всемогущества Науки

А вот и она! Символ всесилия Науки. Богиня сериала «След». Центрифуга!

Скромно стоит в углу, будто прячется. Но мы-то знаем, что именно с её помощью раскрываются все самые сложные преступления. Пробирку сунул, и хлоп: через секунду умный компьютер уже говорит, кто кому сын, где произрастает красный дуб, мельчайшие частицы коры которого были найдены в шерсти собачки, заживо сожженной сумасшедшим ученым, и выдаёт группу крови прапрабабушки подозреваемого, исходя лишь из того, что его родители познакомились на Балеарских островах через три года после похорон маршала Устинова.

В испытательном центре «ЭКЗ» центрифугу, как оказалось, используют с несколько меньшим размахом, чем в ФЭС. На ней, например, определяется содержание жира в эмульсии для волочения. При волочении проволоки, как известно, применяют мыльную эмульсию. Она уменьшает трение. Состав эмульсии сложный, но самое важное в ней – это содержание жира. Оно должно быть не больше и не меньше, чем требуется по технологии процесса. А как это определить?

Из партии берут образцы. В пробирки наливают эту самую эмульсию, добавляют серную кислоту и ставят в термостат минут на 30. Это чтобы сам жир выделился. А потом пробирки закладывают в центрифугу. В результате вращения в этом приборе весь жир всплывает наверх и уплотняется. Теперь его можно измерить специальным прибором, напоминающим штангенциркуль. Задача решена. И мы точно знаем, сколько жира в этой партии эмульсии.

Кстати, один из сюжетов сериала «След» был посвящен преступлению века: злодеи покусились на жизнь ученого, который готов был дать миру верное средство для похудения. Укололась разок – и пожалуйте на подиум. Долой диеты и тренажеры! Герои, конечно, всех спасли и победили злодеев. Уж не центрифуга ли в испытательном центре ЭКЗ подсказала им этот сюжет?

Продолжение следует
А. Герасимов, газета “Голос кольчугинца” №36 от 29.05.2019

Инженер Испытательного центра Светлана Лапшина и богиня сериала «След» – центрифуга
Читайте нас в социальных сетях

Напишите первый коментаторий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Голос Кольчугинца
Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС 77 – 74570 от 24 декабря 2018 г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Голос кольчугинца».
Главный редактор: Сашина Ольга Владимировна.
Контакты редакции: Телефон: +7 (49245) 2-27-48, 2-31-48. Адрес электронной почты: golos2009@yandex.ru
12+
Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Использование любых текстовых, аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя ООО «Голос кольчугинца» и со ссылкой на сайт «http://goloskolchugintsa.ru/» (для Интернет-ресурсов активная индексируемая гиперссылка на сайт http://goloskolchugintsa.ru/ обязательна). © ООО «Голос кольчугинца»