Press "Enter" to skip to content

О Курской битве – из первых уст

23 августа – особая дата для всех, для кого священна память об освободительной Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. Это день, когда завершилась одна из самых длительных и кровопролитных битв в истории человечества – битва на Курской дуге. Она длилась 49 дней, с 5 июля по 23 августа 1943 года, и стала одним из ключевых сражений той войны. В нынешнем году мы отмечаем юбилейные даты –75 лет со дня ее начала и завершения.

Три четверти века – срок немалый, но у нас с вами еще есть возможность послушать об этих событиях из уст их участников…
Знакомьтесь, Вениамин Егорович и Николай Иванович Шагины. Но сближает их не кровное родство и не общая фамилия. Оба они 17-летними мальчишками были призваны на фронт, и одной из первых битв, в которой они приняли участие, стала Курская битва.

Поздравить ветеранов со знаменательной исторической датой, вручить цветы и подарки, а также расспросить о событиях тех непростых дней приехали заместитель главы администрации Кольчугинского района по социальным вопросам Е.А. Семенова, военный комиссар по городу Кольчугино и Кольчугинскому району полковник А.В. Серёгин и председатель Совета ветеранов войны и труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов Кольчугинского района полковник В.В. Мазур.

Вениамин Егорович Шагин был направлен на фронт после курса молодого бойца, где его «учили стрелять из любого оружия». Как у связиста, радиотелеграфиста на передовой у него была колоссальная ответственность. Рации тогда были далеко не во всех частях, чаще работали по телефонам, обеспечивая связь между отдельными воинскими подразделениями. Вениамин Егорович – казак Второго гвардейского кавалерийского корпуса. Была у него и казацкая шашка, да пришлось от нее отказаться – куда с ней связисту?

Воевали и конными, и пешими. «На конях мы только на прорыв шли – для скорости и чтобы боеспособность от больших переходов не утратить, а больше как пехота, – вспоминает он. – Лошаденки-монголки у нас были. Маленькие, но выносливые и неприхотливые, очень нас выручали. Немцы на автомобилях, грузовиках, а мы – на лошадках».

С удовольствием старший сержант Шагин рассказывает, как «Катюшами» немчуре душу вытряхивали», как держали связь с партизанами, как ходили в рейд на 120 км в тыл врага, чтобы уничтожить два аэродрома.

Нелегко давались военные километры: «Тащишь, бывало, приемопередатчик 10 килограммов весом, да упаковку питания 12 килограммов, да автомат на шее…»

Впрочем, пришлось узнать и горечь отступления: «Но отступление было организованным, не бежали, нет-нет», –сразу поясняет фронтовик.

По количеству боевых наград можно сказать, что отступление было не по душе молодому солдату. На его груди медали «За Отвагу», «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина», орден Красной Звезды.

В мирное время Вениамин Егорович много лет проработал электромонтером цеха №10 завода «Электрокабель».

У Николая Ивановича Шагина – старшего сына председателя колхоза в селе, где он вырос – с детства была мечта: стать моряком, носить кортик и форму, иметь особую моряцкую выправку. На нем и сегодня тельняшка – под тяжелым от орденов и медалей пиджаком. Призван на фронт он был в начале января 1943 года – за два месяца до совершеннолетия. И сразу приступил к ускоренному освоению военных наук. А в конце июля «коренной пехотинец», как он себя называет, уже стрелял. И в него стреляли. «Мы, мальчишки, ничего тогда не понимали – куда везут, на каком фронте мы находимся, – рассказывает он. – «Дугой» эту битву никто тогда не называл, хотя политруки и старались просвещать нас, говорили про Курскую битву, про бои под Прохоровкой».

Ночами колонны пополнения перебрасывали к месту боев, Николай Иванович вспоминает, как несколько ночей они шагали, неся тяжелые ПТР (противотанковые ружья), как, собираясь в путь, вместо горбушки хлеба старались набирать побольше патронов. По танкам, правда, стрелять не довелось, а вот по «мессершмиттам» палил. И попадал не раз. «Да там трудно было не попасть! – улыбается капитан Шагин, – они же чуть не по головам летали! Бежим, бывало, к точке встречи, а он и появляется. Низко идет, верхушки деревьев задевает, даже лицо летчика можно разглядеть. Он по нам стреляет, подлец, мы падаем на землю и лежим, не шевелимся. Кого-то ранит, конечно, а остальные ничего, дальше бегут. Один раз укрылись под яблоней, очередь прошила дерево, так что на нас ветки и листья посыпались. Мы тоже свои ПТР на него направили и давай стрелять, целясь в бензобак или в мотор. Он еще раз в нас выстрелил, развернулся и ушел за горизонт».

Помнит он, как проводил дни и ночи в глухих оврагах, сопровождая в качестве прикрытия отряды разведчиков, как из кисти левой руки торчал осколок, а рану потом кое-как перемотали тряпицей, чтобы не истек кровью, как в госпитале проводил недели в гипсе на соломенной подстилке. А потом снова на фронт – на Львов, Кенигсберг. В боях под Кенигсбергом молодой боец проявил себя героем – пробился к немецкому пулемету и повернул его в сторону фашистов, уложив два десятка неприятелей… Впоследствии он получил медаль «За Отвагу», орден Славы III степени.

Несмотря на тяжелые ранения, Николай Иванович прошел долгий трудовой путь. Работал в колхозах и совхозах нашей области, был председателем колхоза, имеет Знак Почета «За успехи в сельском хозяйстве».

…Битва на Курской дуге стала точкой перелома в этой войне. Она развеяла миф о непобедимости армии вермахта и положила начало победоносному шествию Красной Армии. В ходе нее были освобождены Орел, Белгород, Харьков. Война устойчиво покатилась на запад.

Н. Лушина, газета “Голос кольчугинца” №61 от 29.08.2018

Читайте нас в социальных сетях

Напишите первый коментаторий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *