Press "Enter" to skip to content

Честь превыше всего

Память – наше богатство

Друзья мои, читатели! Сегодня слово моё обращено ко всем кольчугинцам: любите ли вы наш город? Хочу верить, что большинство из вас ответит: «Да!». А знаете ли вы его историю, назовёте ли имена земляков, прославивших родное Кольчугино? Этот вопрос я задавала своим собеседникам – и ветеранам, и молодёжи. Ответы были разные, но, в основном, ветераны назвали имена Павла Михайловича ЗЕРНОВА, Валентина Ивановича ВЕДЕНЕЕВА, Александра Григорьевича КОЛЬЧУГИНА, Михаила Иосифовича ТЕМКИНА.

Да, каждый из них, внесших огромный вклад в развитие нашего города, достоин чести и памяти. А «Память – наше богатство, – не уставал повторять известный ученый Дмитрий Сергеевич Лихачёв. – Хранить память, беречь память – это наш нравственный долг перед самим собой и перед потомками».

Ему вторит писатель Михаил Веллер: «Давно известно: кто забывает своё прошлое и отрекается от него, тот сам лишает себя будущего».

«Цените прошлое, мои земляки, помните корни древа своего, и сами будьте добрее, чище, счастливее», – призывает всех нас учительница Римма Ивановна Кувакина.

Прислушавшись к мудрости известных литераторов, к голосу нашей землячки, я решила сегодня рассказать о незаслуженно забытом в наши дни человеке, девизом жизни которого было: честь превыше всего.

Вспомните, ветераны, познакомьтесь, молодые земляки: это Павел Герасимович КАРАСЁВ. Беру на себя смелость предложить вашему вниманию очерк, опубликованный в моей книге «Людей неинтересных в мире нет».

 

Честь превыше всего

Годы, годы… Сорок лет. Это много или мало? Сорок лет трудовой деятельности из 54 лет жизни? Четыре десятилетия и каждый год – это ступень жизни, ступень мастерства Павла Герасимовича Карасёва – одного из директоров завода имени Орджоникидзе.

В истории завода Карасёв – это директор, давший вторую жизнь предприятию, полностью остановленному в первый же год Великой Отечественной войны.

Кольчуrинцы старших поколений помнят тот грозовой сорок первый. Полчища фашистов рвутся к Москве. Насмерть бьются у стен столицы наши солдаты. Но приказ об эвакуации завода подписан. И один за другим уходят на Восток эшелоны. Туда, на Урал, везут оборудование, едут люди, чтобы на новом месте построить новые заводы.

А в пустых коробках оставшихся в Кольчугине цехов – гробовая тишина. И лишь изредка нарушается она шагами одинокого путника. Заложив руки за спину, чуть сгорбившись, Павел Герасимович Карасёв несет свою трудовую вахту. Он – уполномоченный Наркомата, ни на минуту не верит, что город будет сдан врагу. Нет, жизнь вернется в эти пустые цеха. А потому Карасев на свой страх и риск начинает собирать оставшихся в городе квалифицированных рабочих и инженерно-технических работников. Их очень немного, набралось всего-то несколько десятков человек. И эта горстка людей, верящих в будущую победу, постепенно возвращает жизнь в холодные пустые корпуса.

Начали с приведения в порядок оставшихся полуфабрикатов и готовых изделий. Слесари разыскивали на свалках давно списанное оборудование и старались восстановить простейшие машины. Чтобы как-то обогреваться, установили железные печки-времянки. Дрова возили на саночках.

Механики А.С. Горелов и Ф.Ф. Бабуркин восстановили плавильную печь и два горна. На них в феврале 1942 года начали отливать медные и латунные слитки. К весне 1942 года собрали первую технологическую цепочку по изготовлению радиаторных трубок.

К тому времени, когда вышло постановление ГКО о восстановлении завода, жизнь уже теплилась в заводских цехах. Павел Герасимович Карасёв назначается директором завода.

Тяжкая ноша легла на его плечи, но другого пути не было: ветеран завода, сорокалетний инженер, прошагавший по всем ступеням заводской лестницы, он исповедовал в своей жизни правило: нужен – должен. Долг для него был превыше всего.

Так кто же он был – вновь назначенный на высокий пост инженер? А был он, как и многие в далекие предреволюционные годы заводчане, сельским парнишкой, окончившим зиновьевскую семилетку и пришедшим в свои четырнадцать к заводской проходной. Определили его курьером заводской конторы.

1915 год. Первая империалистическая война. Где-то далеко идут сражения. А в цехах кольчугинского завода делают оружейные и орудийные гильзы, штампуют пистоны, тянут проволоку, обматывают шнур. Курьер Павлуша Карасёв бегает от конторы до почты с объемистыми пакетами с надписью «Срочно. Воинское». Он не знал содержания этих пакетов, а когда пытался узнать, ему говорили: «Много будешь знать, скоро состаришься». О какой старости тогда могла идти речь? А вот насчет знаний он жаден был. И школу на «отлично» окончил, и книжки любил читать. К знаниям тянулся. Да ведь война, а дома в деревне мать, отец, помогать им нужно.

Недолго бегал с пакетами да бумагами Павлуша, к станку встал. А позже пришлось поработать и секретарем партийной ячейки, и инспектором труда района. Был он и мастером, и диспетчером.

Между заводом и родной деревней проходила тогда его жизнь. С трудом селян был дружен – и сеять, и косить умел. Пришла пора – женился, жену Татьяну в дом родительский привел. Дети пошли. Забот прибавилось, а страсть к знаниям не убывала. И в 1931 году по направлению завода едет Павел Карасёв в Свердловск, в Урало-Казахстанскую промышленную Академию.

Четыре года промелькнули за книгами и чертежами. Настал день защиты диплома. Тема его – проект реконструкции Калатинского завода. Члены Государственной квалификационной комиссии были единодушны: проект выполнен на «отлично», присвоить П.Г. Карасёву квалификацию инженера-организатора цветной металлургии. С этим дипломом и прибыл он на родной завод.

Инженер, мастер, старший мастер отдела трубок в трубоволочильном цехе, главный диспетчер, начальник отдела, заместитель главного инженера – вехи трудового пути Павла Герасимовича Карасёва за семь лет, предшествующих тому памятному всем сорок первому.

1942 год. Карасёв – директор. Завода, как такового, еще нет, но героическими усилиями энтузиастов новая жизнь зарождается. В цехах уже нет той гнетущей сердце тишины. В конце лета начинает прибывать оборудование с ленинградского «Красного выборжца», с Урала. В помощь директору из осажденного Ленинграда приезжает Ефим Борисович Задов, назначенный главным инженером. О тех тяжелейших днях начала восстановления завода он рассказывает:

– Когда пришли первые эшелоны с оборудованием из Ленинграда, на заводе по основному производству работали всего четыре инженера – П.Г. Карасёв, я, технолог завода А.В. Юшков, главный энергетик П.П. Панов, да шесть техников. Этой десятке нелегкая досталась доля. В августе 1942 года приходилось быть и такелажниками, и монтажниками, и наладчиками, да к тому же наставниками, учителями.

Первый эшелон из Ленинграда мы встречали 28 августа 1942 года. Разгрузка началась немедленно. К тому времени удалось сколотить небольшой коллектив, в основном из пенсионеров и подростков. На них и легла вся тяжесть восстановления завода. 43-тонные детали перемещали при помощи единственной трехтонной лебедки. Работали день и ночь.

Главное управление приняло все меры, чтобы ускорить переброску оборудования из осажденного Ленинграда и других городов страны. В общей сложности до конца года на завод поступили 239 вагонов, в том числе 170 из Ленинграда.

К началу восстановления завода в плавильном цехе действовали одна отражательная печь и два горна. Еще зимой П.Г. Карасёв с группой литейщиков самовольно наладил это производство. Таково было начало.

К концу 1942 года удалось освоить большой объем капиталовложений. В литейном, трубоволочильном, энергетическом, ремонтно-строительном и ремонтно-механическом цехах за это время пустили в эксплуатацию 185 единиц оборудования. В 1942 году завод дал продукции на несколько миллионов рублей. В том числе примерно на полмиллиона трубной продукции.

1943 год поставил перед нами еще более сложные задачи. Чтобы справиться с ними, попросили вернуть с Урала ведущих специалистов. Вернулись зам. директора завода В.Г. Андреев, начальник литейного цеха инженер П.Г. Павлоцкий, начальник технического отдела Г.Ф. Слободин, главный энергетик Е.А. Шевкунов. В восстановлении прессового производства принимали участие начальник цеха К.Г. Игнатов, старший механик М.М. Алейнер, прессовщики И.Т. Мухин и И.Г. Петухов.

Все это позволило в течение года увеличить выпуск продукции в семь раз по сравнению с 1942 годом. Коллективу было присуждено Знамя ГКО.

В 1944 году коллектив возрожденного завода все свое внимание направлял на решение четырех основных задач: на освоение установленного оборудования, на дооснащение недостающего вспомогательного нестандартного оборудования и установку имеющегося основного технологического оборудования, на обучение кадров и освоение производственных видов продукции, крайне необходимых оборонной промышленности, на механизацию тяжелых трудоемких процессов. Все эти задачи были успешно решены. Работа в 1944 году на заводе сложилась благоприятно. Выпуск продукции по сравнению с предыдущим годом увеличился в полтора раза, годовой план был перекрыт почти на 25 процентов.

Последние пять месяцев войны сложились особенно напряженно. Восстановление прокатного цеха совпало с исключительно большой нагрузкой на действующее производство. Но и эти трудности были преодолены. Выпуск продукции все увеличивался. В мае 1945 года работали литейный, трубопрессовый, трубоволочильный и, частично, четвертый прокатный, а также на полную мощность электрический, ремонтно-механический, ремонтно-строительный и транспортный цеха. К этому времени удалось подготовить кадры и сформировать коллектив.

Вот какая огромная, поистине титаническая работа выпала на долю директора и небольшого коллектива его помощников.

Отгремели победные салюты, наступили трудовые послевоенные будни. А у директора забот все прибавлялось. Одновременно с восстановлением родного предприятия кольчугинские металлурги осваивали и производство новых изделий, которые не выпускались не только на заводе, но и в стране.

Еще в годы войны была освоена отливка сплавов БАЖМ, БАЖН и других в водоохлаждаемые изложницы вместо чугунных. Было создано новое производство по изготовлению медного порошка и металлокерамических изделий. Разработана технология и освоено производство лент и полос для часовой и приборостроительной промышленности. Одним из крупнейших достижений коллектива в те годы явилась разработка технологии и организация массового выпуска тонкостенных радиаторных трубок для самолетостроения.

В городе в те годы шло большое строительство. На Ленинском уже появилась новая улица Мира, застроенная в основном двухэтажными 12-квартирными домами. Несколько новых многоквартирных домов со всеми коммунальными удобствами появились на улице Ленина.

Одолевали заботы не только производственные. Жизнь и быт рабочих, особенно в те послевоенные годы, были очень нелегкими. Павел Герасимович – человек душевный, директор заботливый – немедленно откликался на просьбы. А шли к нему люди и в приемные дни, и в рабочее время, и даже вечерами домой. Просьбы самые разные, в основном помочь материально – то ли вдове с пятью ребятишками, то ли пенсионерам.

Дочь Павла Герасимовича, Фаина Павловна, вспоминала:

– Отец был очень отзывчивым человеком, любил людей, жалел. Готов был помочь в любую минуту. Помню, как приходили к нему домой, поджидали прямо на улице, в основном, женщины с просьбой выписать мыла, соли, вернуть мужа с Урала. И он тут же подписывал им заявления.

Но не был Павел Герасимович «добреньким». Степан Федорович Цаплин, его бессменный водитель, так характеризует своего директора:

– Требовательный он был, но справедливый. Сам был трезвенник и особенно не любил пьяниц. Он их воспитывать доверием старался. Бывало, придет к нему провинившийся, помощи просит, а Павел Герасимович ему: «Когда же ты пьянствовать кончишь? Уволил бы я тебя, да семью твою жалко. Вот тебе 30 рублей. Через месяц зайдешь ко мне».

А вот каким запомнился Павел Герасимович его секретарю Антонине Прокофьевне Дугиной:

– Я была его первым секретарем, проработали мы вместе больше семи лет. Был он человеком необычайно трудолюбивым, аккуратным внешне и в делах. Много работал, частенько задерживался по вечерам. Прием вел два раза в неделю. Принимал всех пришедших, внимательно выслушивал и если видел, что у человека настоящая нужда, помогал.

Павел Герасимович был очень честным и принципиальным человеком. Для себя, для своей семьи – никаких поблажек, никаких привилегий. Жили они, а семья была очень большая, как все. Помню, в те годы завод помогал подшефным колхозам. Начинается уборка картофеля, распределяют между работниками завода так называемые «сотки» – землю, с которой каждый должен убрать урожай. Павел Герасимович требовал, чтобы эти «сотки» делились на всех, в том числе и на него. И если самому было некогда, картофель с нами ездила убирать Татьяна Ефимовна – его жена. И это в то время, когда его семье нужно было убирать свой участок.

Слушаю Антонину Прокофьевну и вспоминаю рассказы детей об отце. Глава огромной семьи, он умел быть и воспитателем, и наставником, и другом своих детей. Дадим им слово.

Фаина Павловна АРТЕМЬЕВА:

– Семья у нас была большая, но дружная, всегда во всем помогали, да и сейчас помогаем друг другу. У каждого из нас было много друзей, и для всех двери нашего дома были широко открыты. Трудились по дому мы все, помогали маме и на огороде, и с коровой, поросятами, курами управляться. Картофельное поле у нас было большое, по сто мешков накапывали, и Женя – брат мой – на тележке картошку перевозил. А какие пироги пекла мама! Все подруги до сих пор помнят.

Антонина Павловна ДЕРГАЧЕВА:

– Отец был большой оптимист, никогда не унывал и нам не позволял. Директором завода его назначили в самые тяжелые военные годы. Жизнь семьи мало чем отличалась от жизни других семей города. Несмотря на то, что работал в то время на заводе один лишь отец, семья знала все о делах на предприятии, о его проблемах и радостях, успехах и неудачах, старшие дети были в курсе заводских событий, понимали заботы отца.

Лидия Павловна СТРУНИНА:

– Отец уделял большое внимание учебе детей. Всегда интересовался, как идут дела в школе, в институте. Заботился о том, чтобы в доме всегда были нужные книги, покупал художественную литературу. Он имел подход к детям, и мы его очень любили.

Помню, на первом курсе института мне не давался старославянский язык, вернее, он мне не нравился. Отец, прекрасно читающий по-старославянски, занимался со мною, вместе читали старославянскую литературу.

Он был прекрасным рассказчиком, говорил живо, иногда остро, с юмором. Был жизнерадостным человеком. К сожалению, в последние годы он был болен, и мы, дети, старались не шуметь, когда он приезжал домой обедать и немного отдохнуть.

Он был честным человеком, любил людей, жизнь, и люди отвечали ему тем же.

Карасёва-руководителя огромного коллектива – нельзя отделить от Карасёва -главы семейства. Всегда и во всем он оставался самим собой – честным и добросовестным тружеником. Честь дороже всего – этот девиз он нёс по жизни, таким и запомнился всем, кто его знал.

Так много это или мало – сорок лет трудовой деятельности из 54 лет жизни? «Большое видится на расстоянии», – сказал поэт. Павла Герасимовича уже нет более пятидесяти лет. А память о нем жива. Его помнят, любят, чтут не только его родные, а все, с кем пришлось вместе работать, жить, дружить.

Заслуги Павла Герасимовича Карасёва были высоко оценены, он был награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», медалями.

Друзья мои, читатели! Вы вспомнили, а кто-то только познакомился с моим героем. Так достоин ли памяти этот человек, лучшие годы своей жизни отдавший служению любимому делу, своим землякам и оставивший нам завет: честь превыше всего!

Шестьдесят лет нет его с нами, но и сегодня достойно несут по жизни наказ своего предка его дети, внуки, правнуки. Более сорока потомков Павла Герасимовича трудятся сегодня в разных отраслях промышленности, в очагах культуры, в медицинских учреждениях. Трудовой стаж этой династии – более 250 лет.

Память о Карасёве – директоре, в военное лихолетье возродившем завод имени Орджоникидзе, должна – я в этом убеждена! – остаться в истории нашего города, в сердцах его земляков. Он достоин быть Почётным гражданином города Кольчугино. Поддержите моё предложение, уважаемые земляки!

Алла Барсукова, заслуженный работник культуры РФ, газета “Голос кольчугинца” №81 от 7.11.2018

На фото: Павел Герасимович Карасёв; семья Карасёвых в июне 1954 года.

Читайте нас в социальных сетях

Напишите первый коментаторий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *